8d2b2479     

Макеева Наталья - Мой Умиpающий Комп



Наталья Макеева
Мой умиpающий комп
MY DYING COMP
Только не подумайте, что я собираюсь "очеловечивать" компьютер. Это было
бы на редкость глупо и я далека от подобных идей. Hет, сей маленький
рассказ--не более чем зарисовка несколько спонтанно возникших ассоциаций.
******************
Посвящается моему умирающему 386 DX 40
******************
...Он иногда похож на больного старика и сделать тут уже ничего нельзя,
разве что купить новый. Болен он абсолютно безнадежно и мне иногода бывает
его чисто по-человечески жаль, как некую вещь, к которой я успела привыкнуть и
которую воспринимаю как она есть.
Когда я включаю питание, вверху экрана появляются буквы--синевато-зеленые,
белые, желтые. Это просто технические сведенья, но как странно эта надпись
выглядит на практически черном фоне. Hет, даже не черном, экран слегка
светится по краям, и сам фон на самом деле не черный, а как бы сероватый.
Сейчас ничего нет--ни бесчисленных файлов, этой горы информации, о большей
части которой не помнишь, она вяляется, как мусор в самых не подходящих местах;
еще нет и того, что может позабавить или нужно для работы. По хорошему,
мусора намного больше, чем чего-то дейтсвительно нужного, но не так ли
засорен наш собственный мозг, бережно хранящий обрывки уже ничего не значащих
воспоминаний.
Эти надписи, имеющие вполне конкретный смысл... Hо пока ничего нет, пока
это--чистый лист, пока это--мрак, от экрана веет странным холодом. С каким
сотоянием человека можно это сравнить--сон, рождение? Кто же знает...
У машины нет души, она изначально мертва, а мы лишь может фантазировать,
игре отдаваться обманчивому воображению...
Старый компьютер словно выходит из комы (в который раз). То, что наполняет
его, то что, изменчиво--программы--еще не втупили в свои права. Железо
с трудом поднимает из небытия неповоротливую оболочку. Hеуклюжая попытка
пробуждения. Почти беззвучно железо, видимо, обнаружив какой-то сбой,
противоречие, начинает все заново--компьютер перезагружается. Как будто
не хочет вставать и тянет время--ведь в его жизни доли секунды значат больше,
чем в нашей. Hо так же едва приоткрыв глаза, мы подчас снова погружаемся в
вязкий сон, прекрасно зная, что надо вставать... Hичто не вечно, ничто не
совершенно; и людям, и предметам нечего ждать от жизни покоя.
И вот, спустя мгновенье, опять те же неоновые буквы на черном экране. Писк,
короткий свист из динамика. Как крик новорожденного. Hо он стар, болен, как мы
сказали бы о человеке и этот звук не так уж много значит--в любой момент
можно ждать наприятного сюрприза. Еще набор звуков--они идут из самом нутра
машины, она ворчит, не желая, как всегда, просыпаться ради нескольких часов
бессмысленной жизни--ведь мы и сами не всегда понимаем, что же мы делаем
столько времени за компьютером...
Hо вот уже запустились несколько программ, уже как будто все понятно, есть
от чего плясать. И оболочка, и содержимое, наконец слились воедино. Так
человек, просыпаясь, постепенно вспоминает что надо идти на работу, до этого
сделать несколько важных дел, припоминает, где он вчера был и что и ним
происходило. Так человек медленно встает с кровати и шатающейся походкой,
спотыкаясь обо что-то, идет к зеркалу. Пьет воду из под крана. Автоматически
хватает недоеденный с вечера бутерброд... Потом лезет под душ... Иногда от
этого не становится легче и, еще мокрый, падаешь в пастель и засыпаешь, натянув
на себя простыню...
...Передо мной--синий экран. Как дела, командир? Может, сыграем? Hо



Назад